Вяткое землячество
Лого
региональная обшественная организация

Новости

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА
 
ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ
 
ВЯТСКОГО ЗЕМЛЯЧЕСТВА!
 
УВАЖАЕМЫЕ ЗЕМЛЯКИ, ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ!
Мы рады приветствовать Вас на нашем сайте.
Желаем крепкого здоровья и успехов во всех начинаниях.

Главный герой главной войны

Владимир  КрупинРусская народная линия

Русские герои / 05.07.2018


О подвиге Григория Булатова …

     События истории не могут происходить в разных вариантах, они всегда единственны. Но вот бывает, что они, по какой-либо причине, искажаются. Но рано или поздно правда о событии торжествует.

    Вот одна из самых значительных  в истории Великой Отечественной войны неправда. Кто водрузил Знамя Победы над рейхстагом? Привыкли считать: это бойцы Егоров и Кантария. Нет, не они. То есть и они тоже. Но гораздо позднее первого знаменосца Победы Григория Булатова.

     Он вятский уроженец из города Слободского.   Его отец погиб в первые дни войны. И Гриша сразу помчался в райвоенкомат. «Хочу отомстить фашистам за отца»!  По молодости не брали. Семнадцать лет. Но он был настойчив. Послали от военкомата на курсы шоферов. Потом зачислили в войска охраны военных складов и сопровождение эшелонов с военными грузами и, наконец, в 1943-м году Булатов с эшелоном лошадей прибыл на фронт, на самый кровопролитный, Северо-Западный, в Великие Луки. Где и принял боевое крещение. Напомним, что именно там свершил свой исключительный по самоотверженности подвиг рядовой Александр Матросов. После шестидневных боёв от роты, в составе которой воевал Булатов,  осталось 12 человек.   Гриша был  замечен как исключительно смелый, ловкий и сообразительный боец, и был взят в роту разведки. Воевал так успешно и храбро, что ратным трудом заслужил солдатский орден Славы и две медали «За отвагу». Его очень любили сослуживцы. Всегда весёлый, сноровистый, быстрый на решения,  отважный до безрассудства. Именно ему, в будущей Берлинской операции, друзья единодушно доверили нести Знамя. 

      Командиром разведчиков был  москвич Семён Сорокин, лейтенант. Отличный токарь высшего, шестого разряда, он имел бронь, вдобавок и работал на оборонном предприятии, но так же, как Булатов, рвался в действующую армию. Забегая вперёд, скажем, что москвичи из района Щукино, где он жил,  свято хранят его память.Так же, как и в Московском авиационном институте (МАИ), в котором он выполнял сложнейшие токарные работы и до и после  войны..

   Память об этих разведчиках не может быть занесена пылью забвения, ибо слишком велик их  вклад в Победу.  Но всё дело в том, что их подвиг  никак не вписывался в привычные схемы того времени, когда в нашей стране всем и вся руководила коммунистическая партия, а разведчики  самостоятельно решили пойти на вершину рейхстага. Но такое не прощается: компартия не могла, чтобы такое великое событие было свершено без её указаний и без её участия.

   Надо сказать, что в музее Вооруженных сил хранится подлинное Знамя Победы. Именно оно было сшито руками разведчиков Семёна Сорокина из алой материи. А на память они отрезали от неё полоску и разделили на восемь кусочков. И потом  легко доказали подлинность Знамени. Это превосходно знал маршал Жуков.

   В приснопамятный день 30 апреля 1945 года разведчики ворвались в рейхстаг. Свинцовая смертоносная метель бушевала непрерывно снаружи и внутри здания. И только Господь сохранил их живыми. Другого объяснения нет.

   Выскочили на чердак, оттуда вылезли в окно и побежали по крыше рейхстага. От грохота выстрелов не слышно было как гремело под ногами кровельное железо. Григорий увидел высшую точку на крыше - скульптурную группу и кинулся к ней. На ходу разматывал красную ткань знамени. Пули бились в железо и бетон. Со свистом летели осколки.

   «Вятские - парни хватские», - подбадривал себя Григорий, уже почти оглохший от взрывов  бомб, разрывов снарядов  пулеметных очередей. Страх был, но его  подавила охватившая сердце отвага и уверенность, вспыхнувшая в сердце, что вознесётся  над Берлином Знамя Победы.

Подробнее...

Владимир Крупин: «До  боли сердечной люблю Вятку…»

 Каждый год, да не по одному разу он непременно приезжает в Вятку. Крупинские литературно-образовательные чтения (а ныне они отметили уже свое десятилетие) тому причиной, знаменитый на всю Великую Россию Великорецкий крестный ход, разудалой межрегиональный народный праздник «Вятский лапоть» в его родной Кильмези или еще какой значимый и существенный повод… А то и просто без всякого повода покинет он шумливую Москву, чтобы повидать родных, обнять друзей, походить неспешно по тихим улочкам старой части города, перекреститься и поклониться на главки старинных храмов.

 Первый лауреат Патриаршей литературной премии, знаменитый русский писатель Владимир Крупин с недавних пор и Почетный гражданин Кировской области. Хотя, сколько помнится, еще в советские времена он настойчиво и непреклонно выступал за Вятку. 

- Владимир Николаевич, хотелось бы вновь поговорить с вами  о возвращении городу родного имени Вятка. Не один год, даже не одно десятилетие вы поднимаете этот вопрос, но, как говорится, «воз и ныне там»… В чем причина? Общество, жители Вятского края не готовы к переменам? «Вятка всегда на запятках…» Или это инертность поведения, сила привычки?

- То, что вятские упрямы и твердолобы, это я давно знаю, сам вятский. И давно бьюсь за возвращение имени городу. И наслышался всяческих отговорок, скорее упёртостей, нежелания просто подумать, зачем надо возвращать имя Вятка. Говорят что угодно: «Мы привыкли». «А что это нам даст?» «Да ведь это дорого»… И тому подобное. Я пытаюсь оправдать сограждан тем, что они справедливо рассуждают: «Никто нас тогда, в тридцатые годы прошлого века, не спросил, хотим ли мы расстаться с именем города. Не спросили. Содрали с плеч русскую рубаху, напялили полувоенный френч Кострикова-Кирова и сказали: «Живи, город, часть Горьковского края,  дальше, будешь называться теперь по-большевистски. Будешь, в утешение, областным городом…»  Не спросили и переименовали. А теперь хотите, чтобы мы вас поддерживали? Нет уж, позвольте нам характер наш в обратную сторону показать…»

 Переименование, знаю это по рассказам и отца, и стариков, очень оскорбило наших предков. Легко ли: на всю матушку-Русь, на всё Зарубежье были знамениты, а тут вроде как прячут с глаз долой. И стали нас забывать. И доселе. Скажешь: «Я из Кирова». Сразу: «А где это? А, на Кольском полуострове?..» Не знают нас. Неужели это не обидно, а?

Милые кировчане, вдумайтесь: «Живу в Кирове». – «А Киров человек?» - «Ну да». – «Так в какой ты его  части живёшь? В голове или гораздо ниже?..»

- Знакомы ли вы с тем, как происходило возвращение родного имени Санкт-Петербургу, Самаре, Нижнему Новгороду, Екатеринбургу, другим российским городам, потерявшим имя в советский период?

  - Элементарно проходило. Если бы стали дебаты разводить, всякие референдумы, опросы, результаты  которых всегда подделываются в сторону заказчиков, так бы и был Ленинград. Переименовали в приказном порядке. Мне, например, дорог литературный Ленинград, блокадный, но обидно, что не вернули имя Петроград, которым назывался с начала Мировой войны Санкт-Петербург. Не очень-то это имя жаловали в России, не любили его онемеченность, прозвали Питером. Хотя и Санкт-Петербург, и просто Петроград – это ж не город царя Петра, а город святого апостола Петра. Но у Петрограда русское звучание.

     И Нижний – сосед Москве ближний, легко вошёл в сознание. Как и Екатеринбург, Самара, другие. А на Вятке заело. Не верю, что всем кировчанам уж так дорог дорогой Сергей Миронович, чтобы за  него держаться. Мы же не сжигаем тексты его пламенных речей, не свергаем его памятников, вернее, памятников ему,  не запрещаем его любить Но за что так не любить милую вятскому сердцу Вятку, чтобы терпеть маску, скрывающую её лицо?  Не с Кировым боремся. Но он в истории города – результат идеологии, а не исторической закономерности.

Подробнее...

 ПОЗДРАВЛЯЕМ!

«Мечта осуществилась!»

Как открывали Детский космический центр

В торжественном мероприятии приняли участие министр культуры России Владимир Мединский, лётчик-космонавт СССР, дважды герой Советского Союза Виктор Савиных, а также руководители города и области.

Открытие получилось праздничным: гости наслаждались мелодиями в исполнении оркестра «Северная звезда», юные кадеты в голубых курточках приветствовали участников дружным «Ура!», а в конце по традиции была разрезана красная ленточка.
– Сегодня у нас знаковое событие для Кировской области: мы открываем уникальный Детский космический центр, оборудованный по последнему слову техники, – обратился к присутствующим губернатор Игорь Васильев. – Здесь есть великолепный планетарий, великолепные залы, экспозиции, настоящие тренажёры космонавтов... Я думаю, что та мечта, которую вынашивал Циолковский, – о покорении космоса и освоении других планет – станет реальнее и доступнее благодаря этому центру.

Подробнее...

 Вятский жаворонок

Интервью с Православным писателем Владимиром Николаевичем Крупиным

  Инна Воскобойникова (Воронова) родилась в 1978 году в г. Магнитогорске Челябинской области. Член Союза писателей России с 2003 года, поэт, журналист, экскурсовод. Супруг Антон по образованию сценарист (окончил ВГИК). Дочки Таня и Марина школьницы. Её свёкр писатель Николай Воронов (+ 2014 г.), автор известного романа «Юность в Железнодольске». Первое образование (высшее) - учитель русского языка, литературы, мировой художественной культуры. Второе - высшие литературные курсы при Литературном институте имени Горького (отделение литературной критики). Работает над книгой о творчестве и жизни писателя Крупина «Вятский жаворонок».

  Моя родина, Южный Урал, находится не очень близко от Вятской земли, от Приуралья. Но и у меня на малой родине есть выходцы из тех мест. Видно, они и принесли в наши края свой говор, привычки, обычаи… Так, в разгар лета мы с родителями собирали душистую дикую клубнику на горах, которые называются Вятскими (хотя от самой Вятки - Кирова находятся они на расстоянии больше чем в 800 километров). Интерес к личности вятского писателя Крупина появился у меня из-за совпадения моих взглядов и убеждений с творчеством Владимира Николаевича. Невольно сравнивая свой жизненный опыт и знания с героями книг писателя Владимира Крупина, я видела так много сходства в языке и в ситуациях, что, еще не зная ничего об авторе, была уверена - он южноуральский. Оказалось - вятский.

  Когда пятнадцать лет назад прилетела в командировку в столицу (тогда я работала журналистом в газете «Магнитогорский металл»), то попросила Владимира Николаевича об интервью. И при личной встрече убедилась в созвучии взглядов, говора. Так завязалась дружба с писателем и его родными. Все эти годы он был мой добрый собеседник (за это время вышло много совместных бесед в разных изданиях) и мудрый советчик, вдумчивый слушатель. Когда веду свои экскурсии по Переделкину - детские и взрослые экскурсии, - временами приглашаю на встречи с моими экскурсантами писателя Крупина. И получается праздник русского бессмертного слова! Как бегут деточки, чтобы обнять «дедушку Володю»! А он их целует в макушечку, каждому что-то свое, сердечное шепчет! А с какой радостью, с каким теплом он для них пишет автографы на книгах! Такое отношение сейчас - редкость.

  Когда удается хоть немного помочь Владимиру Николаевичу - перепечатать его пьесу или составить новую книгу, - сердце радуется, для меня это большая честь! И это доверие и дружба - великие сокровища!

«Работал всегда на бегу…»

- Очень многие интересуются, как Вы оказались в Москве?

- Я не рвался в Москву, меня сюда привезли в армию. Конечно, мы были счастливы – звание защитника Отечества было для нас не пустым звуком, тем более, служить предстояло в Москве!

Труднее всего было вжиться в атмосферу Москвы, когда я работал на телевидении, в издательствах, в газетах и журналах… Но меня, представьте себе, спасала крестьянская привычка рано вставать. Я честно говорил московским знакомым – звоните мне утром часов в шесть. Но никто за эти годы так рано не позвонил. Так как по своей натуре люди делятся на сов и жаворонков, то, получается, что я – вятский жаворонок, залетевший к московским совам…

- Как и когда вы работаете, Владимир Николаевич?

- Для написания даже коротышки много чего нужно: спокойствие, внимание, одиночество. А где их взять? Никогда не было этого триединства, писал всегда на бегу, судорожно, и вот, когда хвалят какие-то работы, какие-то выдержки цитируют, стараюсь вспомнить, как же я их писал. И вспомнить не могу. Не писал я, они сами написались - вот ответ.

Вообще, это самое счастливое, когда герои оживают, тут можно умственные усилия отключить, герои сами со своей ролью справятся (Пушкин писал Вяземскому: «какую штуку удрала со мной Татьяна - вышла замуж за генерала», то есть, не спросясь у Пушкина, маменьку послушала, а уж маменька знала, кого ловить дочке в женихи).

Дожил до того, что устаю от людей: возраст. Порой кажется, что ничего нового ни от кого не услышу. Но вот услышу что-то меткое, точное, веселое, тут я встрепенусь «как пробудившийся орел», оживу и записать хочу. И записать, конечно, забуду, и, конечно, порасстраиваюсь, и, конечно, успокоюсь. А среди ночи вспомню: ведь было же, было это слово, выражение - и где оно, куда исчезло, к кому полетело?

- Кем вы себя больше ощущаете - прозаиком, поэтом, публицистом, путешественником, общественным деятелем?

- Лежащим с хорошей книгой. Когда-то на траве, сейчас на диване. Теперь счастье себя никем не ощущать. Работа уже даже не как призвание и, как следствие, не радость, она уже просто необходимость. Такое ощущение, что кто-то за меня решает, чем мне заниматься. Как немец, планирую день, и как русский планов этих не выполняю.

- Вы выступаете на радио «Радонеж». Что дают вам эти эфиры?

- Тут очень важно, что на «Радонеже» прямой эфир. Редактора не вырежут чего-то важного… И еще хорошо, что «Радонеж» - это радио, а не телевидение. Слушатели радио все-таки более вдумчивые, чем телезрители. «А почему ты надел такую рубашку, она тебе не идет», - вот обычный отзыв на телепередачу.

Прямой эфир, вопросы отовсюду - это прикосновение к пульсу общественного мнения о событиях истории и современности. И конечно, мне всегда важнее мнение о своих работах читателей, а не критиков. Тем более сейчас, когда нет моих главных оценщиков, писателей Белова и Распутина.

- Трудно вам после книжной «реальности» возвращаться в повседневность? Не случается от этих переходов от книг к жизни некоей раздвоенности?

- Какая же это раздвоенность? Когда писал, я не уходил от реальности, и потому не надо в нее возвращаться. Написал о ком-то, о чем-то, да дальше живу. Они же, герои произведений, у меня не роботы, живые. 

Прелюдия славы

- Вы в молодости желали известности?

- Еще бы! На этом желании нынешнюю молодежь вся либеральная машина охмурения настраивает на успех, на доходы от этого успеха (у меня даже была статья про Книгу рекордов Гиннеса, я ее там назвал: «Книга рекордов дикости»). Я тоже не в башне из слоновой кости жил, тоже мечтал, что стану знаменитым. Сейчас, и уже давно, не то. Известность для меня обременительна. Чины и должности помогали в общественной жизни (борьба с поворотом рек, за возрождение Храма Христа Спасителя, за возвращение исторических наименований, за издание русского философского наследия...). Что говорить, у меня полжизни была сплошная борьба. Были в той борьбе жертвенность, забвение себя ради общего дела, но не было того, что пришло позднее - православного осмысления жизни. Но если бы время, угробленное на общественную деятельность, ушло на литературу, то лучше ли было бы? Вряд ли. И сама моя литература кому бы помогала, если б её хозяину было все равно, повернут ли реки, выстроят ли Храм?

- Есть ли у вас книга, которую нельзя было не написать?

- Может быть, повесть «Боковой ветер» - возвращение к детству и юности. Как и «И вот приходит мне повестка», «Прости, прощай», то есть автобиографические. Но как бы я ни относился к Белинскому, им убийственно точно сказано: «На воспоминаниях о юности наша литература далеко не уедет». Хотя отдать поклон началу сознательной жизни было совершенно необходимо, это как пропуск в темы взрослые. Повести писались легко, пришли в Москву как освежающий зов в чистоту родины. Но я и вообще, не сочтите за похвальбу, всегда писал легко и быстро. Откуда мне такой подарок, не знаю.

Подробнее...

 
Что такое «Вятское землячество»
В нашей шумной и большой Москве?
Это как проверка нас на качество
В верности родимой стороне…

                                            А. Шурыгин

Праздники России

GISMETEO: Погода по г.МоскваGISMETEO: Погода по г.Киров




2009 - 2018
Вятское землячество в Москве